10 марта 2015 г.

Бронзовый миротворец

Сегодня исполняется 170 лет со дня рождения российского императора Александра III.
Что мы знаем о нем? Не так уж и много.
Хороший семьянин.
Миротворец. При нем Россия впервые не вела никаких войн.
Автор бессмертной фразы: «У России только два союзника — армия и флот».
Судя по фото Александр был еще и франтом. Вот собственно и всё.
А для желающих узнать больше есть приятный сюрприз. В библиотеку поступил новый номер журнала «Родина», полностью посвященный эпохе правления АлександраIII. Дайджест самых интересных статей из него будет опубликован в ближайшее время.
Сегодня же мы хотим рассказать об Александре, отлитом в бронзе. А именно — о памятнике царю-миротворцу в Санкт-Петербурге, оставившем своеобразный след в русской литературе.
Установка памятника Александру Третьему была инициирована Николаем Вторым и членами царской семьи. Предпочтение было отдано модели скульптора Павла Петровича Трубецкого.
Позировал для памятника императору фельдфебель дворцового ведомства П. Пустов, обладающий большим внешним сходством с императором. Для фигуры лошади был выбран скакун породы першерон — тяжеловесный и массивный, как раз под стать фигуре императора.
Бронзовую статую итальянский литейщик Э. Сперати отливал по частям: фигуру АлександраIII - в мастерской литейщика К. А. Робекки, коня - на Обуховском сталелитейном заводе. Постамент был сделан по проекту архитектора Шехтеля Федора Осиповича из валаамского красного гранита.
На лицевой стороне постамента памятника в Санкт-Петербурге выбили надпись: «Императору Александру III державному основателю Великаго Сибирскаго пути».
Торжественное открытие памятника Александру Третьему состоялось 23 мая (5 июня) 1909 года.
Петербуржцы довольно неоднозначно отнеслись к памятнику Александру Третьему. По их мнению, изображение императора грузно сидящим на тяжелом коне являлось насмешкой над Российским самодержавием. И, действительно, в таком образе нет ничего героического, великодержавного и помпезного. Нет того, к чему привыкла публика. Нет грации и мощи всеми любимого «Медного всадника».
Неоднозначное отношение к памятнику как членов царской семьи, так и рядовых петербуржцев породило множество различных высказываний и насмешливых стихов. Но пожалуй самой известной стала не вполне приличная эпиграмма А. Рославлева:
"Третья дикая игрушка 
Для российского холопа: 
Был царь-колокол, царь-пушка, 
А теперь ещё царь-..."

Упоминал памятник в своем стихотворении «Три кумира» и В.Я. Брюсов: 
"… на коне тяжелоступном, 
В землю втиснувшем упор копыт, 
В полусне, волненью недоступном, 
Недвижимо, сжав узду, стоит". 

А вот что писал в «Записках старого петербуржца» Л.В. Успенский: «Посреди площади лежал огромный, красного порфира параллелепипед, нечто вроде титанического сундука. И на нём, мрачно проступая сквозь осенний питерский дождь, сквозь такой же питерский знобкий туман, сквозь морозную дымку зимы или её густой, то влажный, то сухой и колючий, снег, упершись рукой в грузную ляжку, пригнув чуть ли не к самым бабкам огромную голову коня-тяжеловоза туго натянутыми поводьями, сидел тучный человек в одежде, похожей на форменную одежду конных городовых; в такой, как у них, круглой барашковой шапке; с такой, как у многих из них, недлинной, мужицкого вида, бородой — «царь-миротворец» Александр Третий».

После революции с постамента была сбита прежняя надпись и вместо нее было высечено четверостишие Демьяна Бедного «Пугало»: 
«Мой сын и мой отец при жизни казнены, 
А я пожал удел посмертного бесславья: 
Торчу здесь пугалом чугунным для страны, 
Навеки сбросившей ярмо самодержавья». 

Памятник Александру III не раз менял свое местоположение. Его то убирали в запасники, то снова выставляли на всеобщее обозрение. Во время Великой Отечественной войны в него попал немецкий артиллерийский снаряд, но он все пережил и сегодня стоит у входа в Мраморный дворец Санкт-Петербурга.

Не менее интересные истории о памятниках Александру III в Москве и Иркутске читайте здесь и здесь.

Комментариев нет:

Отправить комментарий