29 августа 2017 г.

155 лет автору "Синей птицы"

Морис Метерлинк
29 августа 1862 года родился знаменитый бельгийский писатель и драматург Морис Полидор Мари Бернар Метерлинк.
Будущий литератор родился в бельгийском городе Гент в семье богатого нотариуса. Первая публикация писателя – стихотворение – вышла в 1883 году в журнале "Jeune Belgique". Но заниматься литературой Метерлинк не собирался. В 1885 году он окончил юридический факультет Гентского университета и получил право заниматься адвокатской практикой. Литература была всего лишь увлечением юноши.
В 1888 году Метерлинк издал на деньги своих родителей поэтический сборник "Оранжереи", а годом позже вышла его первая пьеса "Принцесса Мален".
Огромное влияние на мироощущение писателя оказал символизм. С этим течением Метерлинк познакомился в 1896 году, когда переехал жить во Францию. Именно там он написал свои знаменитые пьесы: "Непрошенная", "Слепые", "Пелеас и Мелисанда" и другие. Героями Метерлинка стали люди, постоянно ищущие свое место в жизни, обществе.
В более поздних произведениях, таких, как написанная в 1909 году "Синяя птица", драматург обратился к библейским, сказочным и даже мистическим сюжетам.
Помимо пьес, Метерлинк написал несколько философских эссе, среди которых особую известность получили "Жизнь пчел" (1901), "Жизнь термитов" (1926) и "Жизнь муравьев" (1930). В этих сочинениях писатель попытался провести параллель между поведением человека и явлениями природы.
В 1911 году писатель получил Нобелевскую премию по литературе "за многостороннюю литературную деятельность и особенно драматические произведения, отличающиеся богатством воображения и поэтической фантазией".
За год до смерти Метерлинк написал книгу мемуаров, названную "Голубые пузыри (счастливые воспоминания)". Писателя не стало 6 мая 1949 года. Он скончался в Ницце от сердечного приступа.
Предлагаем вашему вниманию подборку знаменитых цитат из его произведений:

"Жизнь пчел" (La Vie des Abeilles, 1901)
*В сущности, не так трудно, как это кажется, понять, в чем состоит непреложный долг всего сущего. Его всегда можно прочесть в органе, которым данное существо отличается от всех других и которому подчинены все остальные органы. И подобно тому, как у пчел начертано на языке, во рту и в желудке, что они должны собирать мед, так и в наших глазах, ушах, мозгу, во всех впадинах нашего черепа, во всей нервной системе нашего тела было начертано, что мы созданы для того, чтобы трансформировать все потребляемое нами в особую энергию, свойства которой — единственные в своем роде на земном шаре.
*По мере того как общество организуется и развивается, частная жизнь каждого из его членов суживается. Везде, где замечается прогресс, он является результатом всё более и более полного принесения личного интереса в жертву общему. Сначала нужно, чтобы каждый отказался от пороков, которые являются актами независимости… Затем необходимо, чтобы каждый, отделавшись от самых опасных пороков, приобрел известное число добродетелей, все более и более тягостных.
*Мы так устроены, что нас ничто не удовлетворяет, что ничто нам не кажется имеющим цель в самом себе, что ничто для нас не является просто существующим, без задней мысли.
*Наша мудрость, наши добродетели, наша политика — горькие плоды необходимости, позолоченные нашим воображением, — не имеют другой цели, как утилизировать наш эгоизм и обратить на общую пользу естественно вредную деятельность каждого индивида.

"Разум цветов" (L’Intelligence des Fleurs, 1907)
*Мы воображаем, что малейшая наша идея создает новые комбинации и соотношения в мире, который нам кажется бессознательным и лишенным разума. Но если ближе присмотреться к действительности, то окажется более правдоподобным, что мы неспособны создать что бы то ни было. Явившись на этой земле последними, мы только отыскиваем то, что уже до нас существовало, и, подобно изумленным детям, вторично проходим дорогу, которую жизнь уже совершила до нас.
*В растительном мире, который на первый взгляд кажется нам столь мирным и кротким, исполненным духа послушания и безмолвным, на самом деле возмущение против судьбы обнаруживается с наибольшим напряжением и упрямством. Самый главный питательный орган растения — корень — приковывает его неразрывно к почве. Если среди великих законов, тяготеющих над нами, трудно указать какой из них более всего давит на наши плечи, то по отношению к растениям тут нет никаких сомнений: самым тяжелым оказывается закон, осуждающий растение на неподвижность от рождения до смерти. Поэтому растение лучше нас знает, против чего оно должно направить свое возмущение, не разбрасывая, подобно нам, своих сил. И энергия этой idee fixe, которая возникает из мрака корней для того, чтобы окрепнуть и распуститься в свете цветка, представляет собой несравненное зрелище. Вся она выражается в одном неизменном порыве, в стремлении победить высотою роковую тяжесть глубины, обмануть, преступить, обойти тяжелый мрачный закон, вырваться на волю, разбить узкую сферу, изобрести или приманить к себе крылья, убежать из плена как можно дальше, победить пространство, в котором заключил его рок, дотянуться до другого царства, проникнуть в мир движущийся и оживленный… И то, что растение этого достигает, столь же изумительно, как если бы нам удалось жить вне времени, к которому мы прикованы своим роком, или проникнуть во вселенную, освобожденную от наиболее тяжелых законов материи. Мы дальше увидим, что цветок дает человеку удивительный пример непокорности, мужества, неутомимости и находчивости. Если бы мы в борьбе с подавляющими нас нуждами, например, в борьбе со страданиями, со старостью или со смертью, употребили половину той энергии, которую развивает любой маленький цветок в нашем саду, то позволительно думать, что наша судьба во многом отличалась бы от того, чем она пребывает теперь»

Комментариев нет:

Отправить комментарий