12 марта 2015 г.

Прилепин о злободневном

Захар Прилепин: В моей стране будет место и «пятой колонне», и шестой

Интервью писателя порталу afisha@rugrad.eu

– Сейчас, когда говорят о Захаре Прилепине, обычно начинают обсуждать какие-то статьи, которые он написал, неоднозначные высказывания в «Фэйсбуке», что он собирает помощь для Донбасса, а само творчество отходит куда-то на второй план. Считаете ли вы нормальной ситуацию, когда в первую очередь обсуждают политические взгляды писателя, а не его книги?

– Представления не имею, так это или нет. Всё есть, как оно есть. Кто-то зубоскалит, кто-то читает книги. Вообще – чем больше одни зубоскалят, тем больше другие читают книги… А вообще мне нравится вот это ваше – «неоднозначные высказывания». А высказывания должны быть «однозначные»? Однозначными бывают только статьи УК и благоглупости. Нормальный русский писатель всегда «неоднозначный», и люди не меньше, а то и больше его текстов обсуждают его жёлтую кофту, карточные игры, жён, Георгиевские кресты, ксенофобские выходки, пьянство, монашество, богоборчество и так далее и тому подобное.

– Есть ощущение, что после выхода романа «Обитель» вы совсем из литературного поля пропали и превратились в персонажа исключительно политического. Это просто какая-то пауза после большой работы?
– У нас вообще война идёт, уже целый год. Какое имеет значение «литературный» я или «политический», если на Донбассе города бомбят? Последний год меня литература интересует очень мало. Закончится это постмайданное безобразие – будем думать о новых романах.

– Вашу «Обитель» обвиняют в попытке оправдать Соловецкие лагеря. В книге все-таки чувствуется такой момент, что «совсем без вины наказания не бывает».
– Я читал несколько статей и десяток-другой высказываний, что я написал злобную антисоветскую книгу, и поэтому я негодяй. Думаю, нет смысла присматривать за всеми дураками сразу и к тому же их комментировать. Дураки – они ж, как цыплята – бегут каждый в свою сторону, но недалеко.

– Может, это был момент сознательного эпатажа, попытка показать фигу условной «либеральной интеллигенции», которая вас так не любит? Позиция в духе «сейчас я приду и напишу про то же, что и Солженицын, но совершенно наоборот, чтобы вас всех напугать»?
– Эпатировать можно, когда в кабаке сидишь и хочешь обратить на себя внимание брюнетки за соседним столом. Написать тысячу страниц ради эпатажа... это, знаете... не по нашей части.

– Ожидали ли вы, что за «Обитель» вам дадут «Большую книгу»? У вас в конкурентах был Сорокин с «Теллурией», а Божена Рынска говорила, что «кто угодно, только не Прилепин». Казалось, что там всё против вас было.
– Божена Рынска – это ещё не «всё». Это одна Рынска. Там ещё были недовольные, их было немало, но вышло так, как оно вышло. Я, да, понимал, что премию мне могут дать. Я ж не подросток, чтоб говорить: ой, даже не знал, была такая неожиданность...Всё я осознавал: и про Рынску, и про то, что я написал.

Комментариев нет:

Отправить комментарий