24 августа 2015 г.

200 лет со дня рождения Евгении Тур

Сестры Сухово-Кобылины: Елизавета, Софья и Евдокия.
Художник П.Н.Орлов
Графиня Елизавета Васильевна Салиас де Турнемир (1815-1892)  (псевдоним Евгения Тур) - известная русская писательница, фигура неординарная, в чем-то даже скандальная, активная сторонница движения за права женщин, «русская Жорж Санд», как называли ее современники. Она была родной сестрой знаменитого драматурга А.В.Сухово-Кобылина и матерью Е.А.Салиаса де Турнемира, прославившегося своими историческими романами. Ее дочь Мария была замужем за героем русско-турецкой войны 1877-1878 гг., видным государственным деятелем генералом И.В.Гурко. Литературное творчество Е.Тур, некогда весьма популярное, не выдержало проверку временем, но жизненный путь оставил заметный след в общественной жизни России середины XIX в.
Е.В.Салиас де Турнемир была представительницей старинного дворянского рода Сухово-Кобылиных, происходившего, как и Романовы, от  боярина Андрея Ивановича Кобылы. В имении Сухово-Кобылиных — Кобылинке Мценского уезда Тульской губернии, хранились семейные реликвии, свидетельствовавшие о том, что предки писательницы по отцовской линии играли значительную роль еще при дворе Ивана Грозного.
Отец Елизаветы Васильевны - Василий  Александрович Сухово-Кобылин (1784-1873) - герой Отечественной войны 1812 г., предводитель подольского дворянства. Степенный, с гордой осанкой, седовласый полковник-конноартиллерист в отставке, лишившийся глаза в сражении с французами, являл собой живую историю. Георгиевский крест 4-й степени был вручен ему великим князем Константином Павловичем, а прусский орден "За достоинство" он получил от героя Ватерлоо прославленного фельдмаршала Блюхера.
Мать - Мария Ивановна, урожденная Шепелева (1789-1862), отличалась не только красотой, но и образованностью. Чрезвычайно экспрессивная, вспыльчивая, она обладала незаурядным умом, интересовалась наукой, искусством, занималась переводами философских сочинений. В 1814 г. она вышла замуж за В.А.Сухово-Кобылина. Спустя год на свет появился их первенец - дочь Елизавета. Затем родились еще трое детей – сын Александр (1817-1903) и две дочери Евдокия (1819-1896) и Софья (1825-1867). 
Родители придавали большое значение образованию молодого поколения. Детям с юных лет прививали любовь к искусству, литературе и философии. С самого раннего возраста к ним были приставлены, кроме няни, гувернантка француженка и гувернер-немец. Им преподавали известные профессора Московского университета: поэт и переводчик С. Е. Раич,  ученый-юрист Ф.Л. Морошкин. Курс истории и культуры детям Сухово-Кобылиных читал критик, журналист, историк, этнограф, философ, редактор и издатель журнала «Телескоп» Николай Иванович Надеждин.
Результаты не заставили себя ждать. Молодое поколение прославило фамилию Сухово-Кобылиных. Александр стал одним из выдающихся русских писателей и драматургов XIX в., чьи пьесы «Свадьба Кречинского», «Смерть Тарелкина» и сейчас украшают театральные афиши. Софья – известна как талантливая пейзажистка, первая женщина, окончившая Академию художеств с золотой медалью. Не проявила себя на профессиональном поприще только Евдокия. Но она была так хороша, нежна и добра, что все звали ее Душа, Душенька. И.В.Тургенев писал о ней как о человеке редкого обаяния и душевной привлекательности. Влюбленный в нее поэт Н.П. Огарев посвятил ей цикл стихотворений под названием «BuchderLiebe» («Книга любви»). По мнению критиков этот цикл можно считать лучшим в его поэтическом творчестве.  Важным источником вдохновения Огарева в начале 40-х годов были письма к той же Е.В.Сухово-Кобылиной. Выйдя замуж за камергера Императорского двора, богатого помещика М.Ф. Петрово-Солово, Евдокия стала придворной дамой.
В своем доме напротив Страстного монастыря, недалеко от Тверской улицы (впоследствии он получил название «Дом Фамусова»), Мария Ивановна завела один из лучших салонов Москвы. Исключительные качества хозяйки привлекали в ее гостиную известных писателей, поэтов, общественных деятелей. Вечерние собрания у Сухово-Кобылиных историк А.Л.Погодин называл средоточием литературного движения, ареопагом печатных явлений. 
Между Н.И.Надеждиным и Елизаветой Васильевной возникло необыкновенно сильное взаимное чувство. Роман учителя и ученицы вызвал страшный скандал в семье. Родители не могли согласиться на брак дворянки с поповичем. Тяжелые переживания серьезно подорвали здоровье девушки, и «взбалмошную Лизу» было решено увезти на воды в Европу.  Определенные надежды возлагались и на то, что время и расстояние «излечат» влюбленных.  Усилия семьи не прошли даром, и спустя несколько лет, предположительно в 1837 г., Елизавета Васильевна, вышла замуж во Франции за  представителя древнего графского рода Анри Салиаса де Турнемир. Согласно официальным документам, Салиасы вели свою родословную с 1284 г. 
После свадьбы молодые переехали в Москву. Василий Александрович перекрестил своего зятя из Анри (Генриха) в Андрея Ивановича, заявив, что не хочет, чтобы его внуки были Генриховичами. Современники довольно скептически отзывались о графе Салиас де Турнемир. Красавец, веселого нрава, наделенный талантом художника, он  обладал задатками авантюриста: задумав наладить производство в России шампанского,  промотал на этом предприятии все состояние жены. Московскую публику раздражали его сатирические эпиграммы, сыпавшиеся на знатных представителей общества. В 1844 г. граф Салиас де Турнемир за участие в дуэли был выслан во Францию. Его жена и трое малолетних детей: сын Евгений (1840-1908), дочери Ольга (1842-1901) и Мария (1842-1906) остались в России. В дальнейшем Е.А.Салиас де Турнемир прославился как автор исторических романов «Пугачевцы», «Аракчеевский сынок» и др. В начале ХХ в. критики называли его «последним литератором, на котором покоилось благословение Герцена и Огарева».Ольгавышла замуж за К.Н.Жукова.Самая младшаяМария стала женой генерал-фельдмаршала И.В. Гурко.
После отъезда мужа, Елизавета Васильевна, оказалась «соломенной» вдовой. В это время и проявился ее твердый волевой характер. Не имея средств к существованию, она занялась литературным ремеслом. В 1849 г. под псевдонимом Е.Тур Елизавета Васильевна публикует первую повесть «Ошибка», которая имела большой успех.
О происхождении псевдонима писательницы ходили разные слухи. Некоторые усматривали в нем сокращение от «Тургенев», подозревая роман начинающего дарования с известным писателем. На самом деле как, вспоминал Евгений Салиас де Турнемир, мать  «безумно любила имя «Евгений» и «Евгения». Она же была страстная поклонница Пушкина и, в частности, «Онегина». Отсюда… имя Евгения взяли без дальних разговоров. Потом стали искать фамилию. «Евгения Саль» - сокращенное от «Салиас», но «саль» по-французски «грязный», - некрасиво, «Евгения Льяс» - не звучно, «Евгения Немир» - длинно. И всем понравилось «Евгения Тур»». Через некоторое время все заговорили о новой талантливой писательнице, что было редкостью  в XIX в.: женщине-писательнице сложно было добиться признания среди своих коллег-мужчин и успеха у широкой публики. Такими были традиции в обществе, такой была и степень эмансипации.
«Первое произведение, замеченное публикой и расхваленное критикой, конечно, ввело мою мать сразу в тогдашний литературный круг, - вспоминал сын, - и в доме нашем стали бывать такие личности, как Грановский, Шевырев, Станкевич… но вместе с ними снова появились и старые друзья, Раич и М.А.Максимович, прежние наставники матери по русскому языку и литературе. <…> Моя мать обладала удивительной способностью всю жизнь сочетать в себе женщину, трудящуюся без устали, не покладая рук, то есть пера, с женщиной светской в широком смысле слова…». Действительно московский дом Елизаветы Васильевны превратился в литературный салон, где часто бывали: Н.П.Огарев, И.С.Тургенев, В.П.Боткин, М.Н.Катков, Е.П.Ростопчин, Н.С.Лесков, С.В.Энгельгардт и др.
Через два года вышел в свет роман «Племянница», в котором графиня Е.В.Салиас проявила себя уже вполне зрелым литератором. Популярность Е.Тур была такова, что журнал «Современник» отложил публикацию анонсированного романа Н.А.Некрасова «Мертвое озеро» с тем, чтобы дать место ее новому произведению. Расчет издателей оказался верным. По признанию И.С.Тургенева: «блестящие надежды, возбужденные госпожою Тур, оправдались настолько, что уже перестали быть надеждами, и сделались достоянием нашей литературы: дарование госпожи Тур, слава Богу, не нуждается в поощрении и может с честью выдержать самую строгую оценку». Роман «Пчела» явился вершиной профессиональной деятельности Е.Тур.
Последующие произведения роман «Три поры жизни» (1853-1854), повести «Долг» (1850), «Две сестры» (1851), «Заколдованный круг» (1854), «Старушка» (1856), «На рубеже» (1857), пьесы «Первое апреля» (1851) и «Чужая душа - потемки» (1852) были встречены более сдержанно.
В соответствие с идеалами феминизма героини романов Е.Тур, в отличие от мужских персонажей, выделялись своим умом и нравственными достоинствами («Ошибка», «Племянница»). Сочинения писательницы отражали ее смелые взгляды на воспитание и образование женщины, ее роль в обществе. В силу этого новаторство Е.Тур воспринималось критиками  как отступление от литературного канона, а переосмысление традиционных стереотипов оказывалось неприемлемым.Так, анонимный рецензент, откликнувшийся на роман «Племянница», призывал автора: «Не надо переделывать мужчин: они удивительно хорошо подобраны к женщинам и их настоящему счастью».Произведения вызвали сильный резонанс в литературных кругах России. Многочисленные дискуссии и статьи, принадлежавшие перу крупнейших писателей и критиков, в значительной  мере, способствовали популяризации творчества Е.Тур. «Сальяс, графиня Елизавета Васильевна <...> стоит во главе современных русских писательниц. Произведения ее известны всей читающей публике», - отмечалось в «Словаре русских писательниц» за 1865 г.
В середине 1850-х-1860-х гг. Е.Тур сосредоточилась на критике и публицистике. На страницах таких известных периодических изданий как «Русский вестник», «Отечественные записки», «Библиотека для чтения», «Северная пчела», «Время» и других, она вновь обратилась к вопросу о положении женщин в обществе. Феминистские воззрения дали основание современникам называть ее «русской Жорж Санд». В дальнейшем она выступала в качестве литературного критика произведений как классиков - Л.Н.Толстого, Ф.М.Достоевского, И.С.Тургенева, так и молодых литераторов - М.В.Авдеева, Н.Д.Хвощинской. Весьма плодотворным было ее сотрудничество с одним из наиболее авторитетных изданий - «Русским вестником». Начиная с 1857 г. в этом журнале печатались ее статьи критико-биографического характера. Однако спустя три года Е.Тур отказалась от сотрудничества вследствие полемики со всемогущим редактором М.Н.Катковым. Поводом для разрыва послужила опубликованная в «Русском вестнике» статья Е.Тур «Госпожа Свечина». Катков сопроводил материал редакционными комментариями, которые вызвали острые прения с автором. В связи с этим известный публицист Д.И. Писарев критиковал «Русский Вестник» за то, что он «не уважает умственной самодеятельности своих сотрудников».
В 1861 - 1862 гг. Е.В.Салиас издавала в Москве журнал «Русская речь», освещавший вопросы литературы, истории, искусства, общественной жизни в России и на Западе. Редактировать издание ей помогал журналист, историк и давний друг семейства Е.М.Феоктистов.
«Русская речь» занимала видное место в ряду органов печати умеренного либерализма. В мае 1861 г. (с № 39) журнал объединился с «Московским Вестником». В связи с этим преобразованием общая редакция перешла к Е.М.Феоктистову, который взял на себя также заведование политическим отделом, за Е.Тур осталась литературная часть издания. Вследствие финансовых трудностей журнал просуществовал всего год. Скептически относившийся к новым веяниям поэт и переводчик Б.Н.Алмазов посвятил этому событию ехидную стихотворную пародию «Похороны «Русской Речи»», где были такие строки:
Пал журнал новорожденный -
Орган женского ума,
И над плачущей вселенной
Воцарилась снова тьма...
Одним из сотрудников «Русской Речи» был историк и публицист, профессор всеобщей истории Московского университета Г.В.Вызинский (1834-1879), поляк по происхождению, видный деятель польской эмиграции, впоследствии участник польского восстания 1863 г. Будучи по словам Герцена натурой «доброй и экзальтированной», графиня Е.В.Салиас увлеклась им и его идеями и стала ярой сторонницей движения за освобождение Польши. Она также    сочувствовала студенческому движению, участником которого был ее сын.   В этот период «дом ее сделался мало-помалу сборищем бог знает какого люда, - вспоминал Е.М.Феоктистов, - все это ораторствовало о свободе, равенстве, о необходимости борьбы с правительством и т.п.».
В результате за графиней Е.В.Салиас было установлено полицейское наблюдение, которое было снято только в 1882 г.  Опасаясь высылки, она покинула Россию в конце 1861 г. и уехала во Францию, откуда вернулась только в 1869 г. За границей она не прекратила своей литературной и общественной деятельности, участвовала в благотворительных инициативах в пользу русских эмигрантов, о чем свидетельствуют письма к графине Салиас одного из организаторов студенческого политического клуба «Гейдельбергской читальни» В.Ф.Лугинина. В этот период она часто посещала центры русской эмиграции в Гейдельберге, Цюрихе, Женеве. Во время пребывания М.А.Бакунина во Флоренции 1864 г. Салиас была его постоянной корреспонденткой. В дальнейшем они продолжили переписку.  
Е.В. Салиас глубоко переживала все происходившее на родине. Так, обращаясь к своей близкой подруге А.П.Сусловой, 16 октября 1864 г. она писала: «Что ни говорите, нигде в другой стране такого рабства, жестокостей, преступлений и бесчеловечий не вынесут. Отчаяние берет…».
После возвращения в Россию начался завершающий период творческой деятельности писательницы, изменилась и ее политическая позиция: от прежних либеральных убеждений она перешла к крайне консервативным.
В 1870-х - 1880-х гг. Е.Тур практически отошла от литературной критики и обратилась к созданию переводных и оригинальных произведений для детей, а также работ религиозно-исторического характера, которые пользовались большой популярностью. Например, ее повесть о раннехристианской жизни «Катакомбы» выдержала четырнадцать изданий.
В последние годы жизни Е.В. Салиас де Турнемир жила главным образом в своем калужском имении. «Русской Жорж Санд» не стало в 1892 г. Она умерла в Варшаве, в резиденции зятя - генерал-губернатора И.В. Гурко. В соответствии с волей  писательницы ее прах был перенесен в родовую усыпальницу Шепелевых, находящуюся в монастыре Успения Пресвятой Богородицы Калужской Свято-Тихоновой Пустыни.

Комментариев нет:

Отправить комментарий