26 августа 2015 г.

От "чертова яблока" до "второго хлеба"

26 августа 1770 года ровно 245 лет назад русский ученый-агроном Андрей Болотов опубликовал в России первую научную статью на тему разведения картофеля - «Примечания о картофеле».

Эта дата - хороший повод вспомнить и о самом Андрее Тимофеевиче и об истории приживания чужеземного корнеплода на российской почве.


15 июня 1757 года русские солдаты увидели на прусской земле диковинку - кудрявое растение, прятавшее свои плоды в земле. То был картофель. Лишь один человек - капитан - оценил тогда заокеанский плод по достоинству. Этого офицера вскоре из Пруссии перевели в Петербург. Там 24-х летний флигель - адъютант участвует в пышных развлечениях придворной знати, обедает и ужинает у придворных вельмож, где во главе стола нередко сидит сам царь.
В 1770 году появляется статья нашего офицера "Примечание о картофеле". Через 10 лет - "О картофеле", три года спустя - "Об употреблении картофеля". В ту пору врачи считали картофель вредным для здоровья. Агрономы считали, что он истощает почву. Церковники, предавая анафеме, окрестили его "чертовым яблоком". Сказать о картофеле доброе слово, да еще в печати, было весьма рискованно. И все-таки наш офицер неустанно и все с большей настойчивостью рекомендует соотечественникам новый плод. В 1787 году он публикует о картофеле сразу 9 статей, в которых не только излагает собственный опыт выращивания диковин, но дает практические советы по употреблению картофеля. Помнится, когда в годы Великой Отечественной войны сажали не целый клубни, а только верхушки, мы приняли такой прием за новинку. А новинка эта была с бородой в 170 лет длины. Автор статей о картофеле установил, что побеги развиваются только из 2-3 глазков, остальные пропадают зря. Тогда он попробовал разрезать клубни - получилось. Энтузиаст разведения нового растения получил в 30 раз больше урожай (чем сажал) даже в самые худые годы. Россиянин не только перенял приемы немцев, имевших к тому времени десятилетний опыт возделывания заокеанского плода, но и усовершенствовал его. В Германии сажали мелкий картофель. "Сему примеру следовал и я несколько лет, сажая сей картофель, - писал наш соотечественник, - Однако ныне подозреваю, что сей мелкий не так хорош, как резаный крупный и мнение свое осную на следующем обстоятельстве. Сии яблоки зарождаются ни в одно время, а одно после другого, и первые вырастают крупными, а другие остаются малы, следовательно, сии не так хорошо вызревают, как первые. А так всякое семя чем совершеннее и зрелее само собой, тем и лучший плод приносят, то, кажется и о картофеле заключить можно".
О картофеле он писал так убедительно, что в конце концов добился народного распространения "чертова яблока". И как же сегодня не помянуть добрым словом нашего капитана, коему мы обязаны своим вторым хлебом. Тем более, что труды о картофеле лишь малая толика его наследства, оставленного нам, его потомкам. Им опубликовано более 400 научных трудов. Всего же этот человек - переживший восемь царствований от императрицы Анны до императора Николая I - написал 350 томов опубликованных и неопубликованных сочинений. Речь идет об Андрее Тимофеевиче Болотове.
Годы, в которые дворяниновский затворник увлекся картофелем, были нехлебородными во многих местах. Особенно на Карельском перешейке, где население голодало. В рапорте в Сенат медицинская комиссия писала: "Лучший способ избежать бедствия в распрострарении тех земляных яблок, кои в Англии называют "потетес". Сенат издал указ о разведении "потетеса". Но все, что насаждалось сверху, из-под палки, крестьяне воспринимали с опаской, враждебно.
На полвека раньше Петр 1, впервые отведавший подземный плод в Голландии, отправил целый мешок его с обозом через Архангельск и Новгород в Москву с приказом графу Шереметьеву разослать во все места "для развода". Однако уцелело несколько штук, да и те попали на цветочные клумбы.
Много позже, в мае 1842 года, правительственный циркуляр, предписывавший приступить к разведению этого плода и вовсе вызвал бунт. Вслед за удельными крестьянами Нечкинского приказа Сарапулъского уезда Вятской губернии взбунтовались Владимирская, Пермская, Оренбургская, Тобольская, Казанская и Саратовская губернии, а потом еще II губерний Центральной России, Урала, Севера.
Другое дело - Болотовские статьи. Написанные с покоряющей убежденностью, превосходно аргументированные, они одни способствовали распространению на Руси новой культуры, способствовали еще и потому, что названные Болотовым приемы оказались самыми эффективными.
Опытник пренебрег официальным названием нового плода, заменив несозвучное название русскому слуху слова "потетес" другим, уходящим корнями в глубь времени.
...Тринадцатилетний Педре, воспользовавшись суматохой в Севильском порту, проскользнул под носом у вахтенных и скрылся в трюме, одного из парусников. Добравшись до далекой страны Перу, испанский мальчик и увидел "папу" - так местные индейцы называли невиданный доныне европейцами подземный плод.
Через 29 лет, в 1553 году в Севилье вышла книга Педро Сиева де Леона " Хроника Перу". "Папа" - отмечал автор, - это особый плод, род земляных орехов. Будучи свареными они становятся мягкими, как печеный каштан, при этом они покрыты кожурой не толще кожуры трюфеля.
Когда орехи завезли в Италию им дали название "перуанский земляной орех", потом "тартуффоли" - трюфели.
Болотов знал немецкий вариант, составленный из двух слов -
-"крафт" - сила и "тойфель" - дьявол, то есть дьявольская сила. И он избрал лучшее созвучие - "картофель".
Номер "Трудов" Вольного экономического общества за 1770 год по справедливости должен быть выставлен во всех музеях страны. В нем - первая в России, научная статья "Примечания о картофеле", принадлежащая Болотову. Запомним эту историческую дату - 1770 год.
Андрей Тимофеевич не оставлял опытов с картофелем, со "вторым хлебом". 0б этом свидетельствуют его статьи "О картофеле", "Об употреблении картофеля". А в 1787 году появляется 9 статей, которые не только содержат рекомендации по выращиванию картофеля, но и учат, как употреблять его в пищу, как делать из него крахмал. Запомните и эту дату - 1787 год.
Именно тогда французский естествоиспытатель и аптекарь королевского двора Антуан Огуст Пармантье посадил под Парижем картофель. Как и Болотов - Пармантье участвовал в семилетней войне, но сразу же попал к немцам в плен. Вернувшись на родину он устроил обед, все блюда которого били приготовлены из картофеля. Их отведали крупнейшие ученые - агрономы и даже сам знаменитый физик Лавуазье.
Но расчеты аптекаря не оправдались. Гости остались при своем
мнении. Агрономы считали, что картофель истощает, портит землю. Врачи твердили, что он ядовит и вызывает многие болезни. Большая энциклопедия издаваемая учеными Франции, утверждала: картофель - грубая пища, даже для нетребовательных желудков.
Тогда Пормантье прибег к хитрости. Приглашенный королем на бал он явился во дворец с огромным букетом цветов картофеля, надеясь таким способом склонить Людовика ХVI издать декрет о распространении нового растения. Действительно, небывалый букет приобрел широкую популярность. Картофель стали сажать во всей Франции... на клумбах! На Монмартре орегинальные цветы стали продавать вместе с фиалками.
Крестьяне ни за что не хотели разводить ненавистные земляные яблоки, которые церковники окрестили нечистым плодом подземного ада. Тогда Пормантье решил воздействовать на психологию крестьянина - собственника. Поле под Парижем охраняла рота выпрошенных у короля солдат. Соседи насторожились: видно этот Пормантье посадил что-то очень ценное. И под покровом ночи, когда охрана снималась, они, воровски озираясь, выкапывали клубни и сажали их на своих огородах. Они не догадывались, что хитрый аптекарь только того и добивался. Франция была завоевана. Народы свято чтут память о тех, кто дал им "второй хлеб".
В городе Оффенбурге (Бавария) стоит импровизированная фигура Дрейка. Один из двенадцати сыновей безвестного крестьянина - бедняка, Франсис Дрейк (1540-1596г.г.) мальчиком поступил на службу к одному судовладельцу. Закаленный морем, Дрейк пересекает Атлантический океан, совершает набеги на испанские колонии в Вест - Индии, грабит испанские суда сначала для себя, а затем для королевы английской - Елизаветы. А в промежутке между своими приключениями, веселый, озорной Френсис, командуя Английским флотом, одерживает историческую победу над "непобедимой армадой" - хорошо снаряженным флотом Испании. Однако не этому событию посвящен Оффенбургский памятник. Дрейк изображен с цветком картофеля в руках. Немцы считают, что он первым привез в Европу новый плод, ради этого ему и простили его пиратство. Надписи на памятнике гласят: "Миллионы людей, обрабатывающих землю, благославляют его бессмертную память", "ценный дар спасает бедных от голода и облегчает их горькую нужду".
Благодарные французы воздвигли Антуану Порманвье два памятника - под Парижем,где он посадил картофель и на рыночной площади его родного города Мондидье. "Благодетелю человечества" - высечено на одной стороне этого монумента, а на другой - слова, сказанные аптекарю Людовиком XVI: "Поверьте мне, настанет время, когда Франция поблагодарит Вас за то, что вы дали хлеб голодающему человечеству". А ведь знаменитая Болотовская статья была опубликована в 1770 году, за 17 лет до того, как Пормантье занялся земляными яблоками.
Посадил же Андрей Тимофеевич картофель еще раньше - в 1763 году. Но "просвещенная монархиня" Екатериан - II памятников ему не поставила, ни одного.
Упорно пропагандируя картофель, Болотов утверждал, что "он зело полезен для здоровья". И не ошибался. На счету полезного плода немало спасенных жизней. Вспомним хотя бы случай, написанный Джеком Лондоном в повести "Смок и малыш", "Смок" (который нераздумывая отдал целый мешок драгоценного золотоносного песка за один единственный плод картофеля) - не стал дожидаться утра. Они с малышом боялись, что два самых тяжелых пациента могут умереть в любую минуту, и тот час отправились в хижину. Они несли в чашке тысячедолларовую картофелину, истертую, размятую, вместе с шелухой и приставшими к ней песчинками. И эту черную кашицу они по несколько капель за раз вливали в черные дыры, некогда бывшие человеческими ртами. Всю долгую ночь они давали больным картофельный сок, втирая его в распухшие десна, в которых шатались, постукивая, зубы, и заставляли несчастных глотать каждую каплю живительного эликсира. Назавтра к вечеру в состоянии обоих пациентов произошла чудесная, невероятная перемена. Они уже не были самыми тяжелыми больными в лагере. Через сорок часов, когда была выпита последняя капля картофельного сока, оба они оказались вне опасности.
Картофель спас золотоискателей, заболевших цингой, потому что в нем особенно много витамина С. Кроме того - витамины B1, B2, В6, РР, каротин, да еще белки, углеводы, кальций, фосфор, железо, натрий, хлор, минеральные соли, набор микроэлементов. Калия картофель содержит больше, чем овощи и фрукты.
Как свидетельствуют обследования, проведенные международной ассоциацией здравоохранения, жители новой Гвинеи употребляют в пищу много картофеля, они не только не полнеют, но и не знают, что такое гипертония, сердечно - сосудистые заболевания, диабет. Известен рецепт известный при язве желудка и двенадцатиперстной кишки: сырой картофельный сок. Недаром же врачи рекомендуют употреблять в пищу картофель каждый день.
Сам Болотов применял сок сырого картофеля при ожогах, кормил им детей, страдающих золотухой и рахитом. Не ошибся первооткрыватель и предсказывая неограниченные возможности повышения урожая картофеля. Так, тракторист южно-сахалинского совхоза "Ударный" Петр Молотков решил, что наткнулся на булыжник и остановил агрегат. Оказалось - это ни много, ни мало картофельный клубень весом 3 кг 200 гр. Под Ленинаканом вес картофелины достиг 2 кг 500 гр. Кстати, ленинаканские картофелеводы собирают самые высокие урожаи - 400 Ц с га. Болотов же в самые лучшие годы получал урожай 900 Ц с га. Этот рекорд был побит лишь однажды, на житомирщине собрали 1280 Ц. В Румынии картофель продают поштучно. Такие клубни, примерно с килограмм каждый, выращивают кооператоры коммуны "Джиров".
Таков, этот ботанический шедевр, главнейший, доступнейший, любимейший продукт. Из него готовят сотню разнообразных блюд. Лидер планеты по урожайности. Посевы картофеля в нашей стране на севере заходят за полярный круг, на востоке дотянулись до Сахалина. Тем более, мы должны быть благодарны Болотову, положившему начало массовому распространению на Руси второго хлеба.

Комментариев нет:

Отправить комментарий